Africa

26-27.11.2008 ABALAK

В общем, я неплохо устроился в Abalak. Я нашел англоговорящего парня, он из туарегской семьи. У них тут небольшой дворик и несколько комнат для постояльцев. Я сторговался на 6000 CFA за 2 ночи. Очень приличные люди родом с местности Air. Настоящие туареги, правда, мой знакомый не носит национальной одежды. Главное что они мусульмане и не негры. У меня большая чистая комната с электричеством и вентилятором, я могу закрывать ее на ключ. Во дворе есть туалет и душ. Мы много разговариваем о жизни в этих местах. Сейчас самое лучшее время для жизни. Скоро будет холодно до +20 и начнутся песчаные бури. Потом весной с февраля по май будет адская жара до +60, даже местные боятся этот период. Воздух настолько сухой и горячий, что дышать без влажной повязки невозможно. Потом летом будет сезон дождей, около 2-3 месяцев.  Сейчас днем около +40, ночи прохладные, спать хорошо. Примерно 12 часов светового дня с 6.30 до 18.30. Это достаточно, что бы делать неплохое расстояние, если все остальное позволяет. Конечно, конвой сильно вмешивается в планы. Здесь на дороге Agadez-Niamey конвой едет по вторникам, четвергам и пятницам, про выходные не уверен. Из Agadez конвой выходит в 7-8 утра обратно из Abalak в 16.00, время в пути около 4 часов. Я разговаривал по поводу реальной нужды в конвое. Как я и думал, все это политические игры. Армия Нигера нуждается в финансировании, поэтому военными чиновниками был придуман миф о воинственных туарегах, террористах и прочей ерунде. Что бы защищать мирных обезьянок от «жутких» туарегов, военные придумали конвой, за который правительство башляет немалые деньги, большая часть которых оседает в карман военным чиновникам. Все просто. Хотя не очень…в 2005 году группу французских туристов расстреляли в 60 км севернее от Agadez. Только вот вопрос, были ли это туареги??? Бесспорно это их территория, но в то же время – это огромное пространство, никем не контролируемое. Границ не существует, кто угодно может делать здесь свои черные дела безнаказанно. Вообще туарегам тут непросто, они не могут работать на предприятиях по добыче и переработке урана, на нефтедобывающих компаниях. С них постоянно вымогают деньги, начиная от рядовой полиции, заканчивая главными чиновниками. Раньше был большой фестиваль Cure Salee туарегов из разных стран. Приезжали туареги из Алжира, Мали и даже Ливии в местечко Tamesna это пустыня на границе Нигера, Алжира и Мали. Там есть вода и свобода от властей. Теперь фестиваль перенесли в городок Ingal под предлогом, что в пустыне небезопасно, много террористов и бандитов. Абсурд, защищать туарегов от самих туарегов!

Расскажу немного о туарегах. К западу от Agadez в местности Azaouagh и еще западнее в Мали в районе Gao и Tombouctou живут очень религиозные туареги, правоверные мусульмане. К востоку от Agadez в рвйоне Air Ou Azbine туареги не столь религиозны и наверняка многие из них сохранили язычество. Туареги встречаются как негроидной расы, так и европеоидной. В принципе, различия нет. Скорее всего, больше негроидных туарегов живет на юго-западе в районах Azaouagh и Gao (Мали). В районах Air и севернее в Алжире и Ливии в основном европеоиды. Сущность туарега не определяется тем, носит он национальную одежду или нет. Конечно, большинство туарегов высокие, худые, замотанные в одежду мужчины с гордой осанкой и своеобразным поведением. Их повадки сложно описать словами, они словно верблюды. Спокойные, молчаливые, гордые и выносливые. Их невозмутимость внушает уважение, а внутренняя жизненная сила заставляет усомниться в собственных амбициях. Даже когда они приходят к тебе со своими безделушками и просят посмотреть и купить что-нибудь, они делают это как-то по своему, не навязчиво, что-то бормоча себе в платок и перебирая огромными руками нехитрые украшения. Могут просто разложить бирюльки на платке около тебя и терпеливо ждать, когда ты подойдешь и посмотришь что-нибудь. Не хочется прогнать их, в то же время я не могу объяснить им, что у меня совсем нет денег. Приходится придумывать разные истории про банк, кредитные карты и Western Union. Потом, поняв мою сущность, они приглашают меня пить чай из одного стакана.