Africa

Я бы под угрозой смерти от обезвоживания не стал бы пить вместе с Хауса, но с туарегами могу. Вот так, не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. Жалея о «зря» потраченном времени в Нигере стоит оглянуться назад и вспомнить, сколько бесцельно прожитых дней, а может месяцев и даже лет, ты просуществовал до этого, и тогда понимаешь ценность сего момента. Ни одна минута в путешествии не тратиться зря, любой опыт бесценен.

     В Нигере до сих пор существует рабовладение. В основном на западе страны, у границы с Мали многие туареги имеют черных рабов. Хотя правительство Нигера это отрицает, некоторые люди утверждают, что это так. Туареги, как и все кочевники не особо могут работать. Особенно сложен для них тяжелый физический труд. Хауса (черное население) мало приспособлено к жизни в пустыне и если увезти их подальше от деревни, они никогда никуда не денутся, и будут работать на туарега. Среди туарегов я не видел убогих людей, а среди Хауса полно полиомиелитных и прочих уродцев. Врожденные дефекты рук и ног очень часто встречаются, может это следствие повального кровосмешения. У них практически все друг другу родственники, особенно в пределах одной деревни. В общем, мне эти люди внушают некое отвращение. 

В последний день моего пребывания в этом плену я посетил местный рынок. Это достаточно большой рынок, где продают скот и всякую всячину. Интересны стойбища, животных, их продают по маркам. В одном месте овец, в другом верблюдов, в третьем каких-то коров с огромными рогами. Есть ряды, где торгуют туарегскими причандалами. Интересно продают соль – как в древние времена караванов. Соль серого цвета, спрессована в форме дорожных ограждений. В общем, устал я от всего это разнообразия и безобразия. Находился по разным трущобам, нанюхался разной вонищи, насмотрелся на всякие кошмары. Приятного мало, разве что так для общего развития.