Jupiter’s travels

Время бежало повсюду, и не только давление извне угрожало этой культуре. Вчера одна женщина с довольной улыбкой на лице спросила меня, знаю ли я, что в Родезии самый высокий уровень разводов в мире. Прелюбодеяние – её внутренний враг.

Как только я докурил сигарету, на другой стороне дороги появилась фигура, двигавшаяся ко мне, – африканец в тканевой шляпе и белом плаще, похожем на палатку, застегнутую на шее.

До горизонта простиралась пустая открытая равнина, как в Танзании и Замбии. Две тысячи миль пустой земли. Я бы не поверил раньше, что в мире осталось так много свободного места. Асфальтированная дорога была горяча, как сковорода. Черный человек шагал по ней босиком.

– Куда ты идешь? – спросил я.

– Я собираюсь в Булавайо, чтобы искать работу.

Он спросил меня, откуда я приехал, и тут же заявил: «О боже мой! Вы очень умны, сэр».

Булавайо находился в ста милях оттуда. Когда я подумал о том, что значит преодолеть этот путь босиком, мои собственные достижения показались уже не такими впечатляющими.

От Булавайо до Солсбери всё было точно так же: фермы прекрасно управлялись, города работали как часы.

«Мы не допустим африканского правления, это было бы катастрофой. Они тут же друг друга поубивают, всё вокруг разнесут… Во всяком случае, сейчас уже слишком поздно. Кто купит нашу собственность? А мы справимся, мы в конце концов победим. Кто-то придет нам на помощь: Великобритания, Южная Африка, кто-то. Они просто не могут подвести нас».

От Умтали до Мелсеттера дорога проходила через славящиеся своей красотой горы, вдоль границы с Мозамбиком. На полпути стояла известная на юге Африки гостиница «Блэк Моунтайн». Отель недавно перешел в новые руки. Его теперешний владелец, Ван ден Берг – голландец, который раньше работал в Индонезии, но ушёл из бизнеса. Он и его жена рискнули приехать сюда в надежде изменить жизнь.

«Вы никогда бы не поверили в то, что здесь возможно ханжество или нетерпимость. Не в городах, конечно, а в окраинных сельских районах среди африканеров35. Тут есть фермер, которого зовут Баас М’Сорри36. Он привлекает наемников из Малави по контракту – многие из них так делают. Когда прибывает новая партия рабов, он взвешивает каждого в джутовом мешке. Затем дает еду в соответствии с их весом. Как скотине».

«По полям ползают змеи, и он от них спасается высокими сапогами, знаете, такие кожаные сапоги по колено.  Если вдруг какой-нибудь кафир37наткнется на этого жирдяя Мундта, и осмелится перечить, то он каблуком сапога наступает ему  на ногу и давит, пока бедалага не взмолится: «Баас М’Сорри»».


35 Африканеры — являются потомками голландских колонистов. Основная часть проживает сейчас в ЮАР и Намибии. Внутри африканеров выделяется субэтнос буров. Родной язык — африкаанс, сложился на основе южных диалектов нидерландского языка.

36 Басс М’Сорри – Boss, I’m sorry (англ) – Простите, Босс

37Кафир – безбожник (араб.)