Jupiter’s travels

Carlton, когда я его обнаружил, был именно то, что я хотел – большой старомодный отель с шумным рестораном в западном стиле. Красивый двухместный номер за девяносто эскудо показался подарком после предыдущего предложения, но это было всё ещё дороговато.

На следующий день я возобновил поиски друга моего друга и нашёл его в обувной мастерской. Он пригласил меня на ланч в рыбный ресторан. Мы сели в баре, играя в кости, в то время как его друзья-рыбаки рассказывали грязные шутки и истории о войне. Все здесь говорили о войне. Очевидно, это приводило к кризису. Еще в Солсбери, мне попала информация из первых рук, очевидно подлинная, об истинной позиции движения независимости Фрелимо40 в Мозамбике. Было ясно, что Фрелимо более продвинут, чем белые думали про них в Африке. Так или иначе, это должно было скоро закончиться.

Мужчина рядом в баре начал рассказывать мне об этом, хвастливо ругаясь на португальско-африканерском английском, что уже сам по себе достаточно уродливо, чтобы не нуждаться в акцентах.

«Я был в этой мясорубке три с половиной года. Это долго. Говорю тебе, мы всё время теряли своих, чувак. Может быть, одного в день. Ну, или четырех… четыре парня в день, так что за семь лет, чувак, мы потеряли много парней».

Уже ходили слухи о кризисе в Лиссабоне из-за потерь португальцев в Анголе и Мозамбике, так что белые колонисты здесь также не были счастливы. Португалия доила их экономически и считала, что, обретя собственную независимость, белые смогут заключить сделку с Фрелимо.

«Хуже всего было то, что мы не могли сражаться с этими уродами. У них за спиной были пушки и автоматы Калашникова, базуки и минометы. Они убивали пару наших, а потом убегали».

«Мы проходили по сорок миль в день в поисках врага, но когда мы их видели, то не могли стрелять, мы должны были допросить их.. Это же бред, черт возьми!»

Удовлетворенная улыбка появилась на его лице, когда он сделал глоток.

«Морской десант, мне кажется, был особенно хорош. Высадились, и всех расстреляли. Им было всё равно, свои или враги. Они убивали всех, а нам приходилось просто убираться с их дороги».

Мне показалось, что я его понял. Возможно, после трех или четырех лет войны, я бы сам захотел расстрелять всех в поле зрения.

Интересно, что на следующий день военные в Португалии свергли диктатуру, и в Мозамбике вспыхнула революция. Повсюду происходили митинги на улицах, площадях и в кафе. Вены пульсировали, а кулаки сжимались, когда ораторы кричали о независимости, свободе, автономии, равенстве и так далее. Это было шумно, но мирно, по большому счету, белая возня с бумажками и море полемики. Колонии был присвоен статус самоуправления, но война с Фрелимо продолжалась.


40ФРЕЛИМО – Фронт освобождения Мозамбика. Основано в 1962 году, как националистическое движение, борющееся за независимость португальской колонии Мозамбик . Независимость была достигнута в 1975г. В 1977 г Фрелимо стала марксистско-ленинской политической партией.