Jupiter’s travels

Игуату – это небольшой городок в несколько тысяч жителей с приятным и процветающим центром и стремительно растущим окраинами. Он был построен на возвышенности южного берега реки и, в основном, не пострадал от наводнения, хотя река местами подмыла берег и разрушила несколько импровизированных жилищ. Большая часть ущерба была нанесена нижнему северному берегу, где жили бедняки.

Утром мы с Марчелло пошли через мост, посмотреть. На той стороне реки мы вышли на тропинку, которая свернула налево и вернула нас обратно к реке, к песчаной отмели, заваленной обломками. Именно здесь недавно стояли сотни домов. В основном, это были небольшие хибары, некоторые были построены из кирпича, а другие – из палок и глины. Дома из кирпича полностью разрушились, и ничто не указывало на то, где они ещё недавно стояли. Где-то здесь была и нравственность.

Было очевидно, что дома на этих невысоких берегах были обречены. Люди вырубали деревья для строительства и приготовления пищи. Они держали коз, ослов, возможно коров, которые уничтожали траву и кустарники. Когда река поднялась, неукрепленную почву просто смыло потоком. Но бедняки могли рассчитывать только на эту полоску суши. А богатые, процветающие дома с садами, огороженными стенами, стояли на возвышении.

Мы остановились у двух стариков, которые выковыривали уцелевшую черепицу своего разрушенного дома. Теперь их дом представлял собой прозрачную конструкцию из деревянных стоек, поддерживающих крышу. Река нанесла песка и подняла пол на три фута, так что старик маячил своей седой белой головой сквозь стропила, глядя на нас поверх крыши.

Его звали Мануэль Субино душ Сантуш, и он был добрым, крепким стариком с погасшим взором. Он сказал, что ему было лет шестьдесят восемь или семьдесят, впрочем, он был не совсем уверен. Он носил коричневые бусы на шее, выцветшую синюю футболку свободного кроя с шортами и какой-то серебристой штукой, висящей на поясе. Он одну за другой передавал черепицу своей жене Игнасио Сумире да Консейсау, которая выглядела такой же старой и проворной, как и её муж, хотя, по её словам, ей было всего пятьдесят. На ней было расписное хлопковое платье и белая головная повязка. Женщина аккуратно укладывала плитки черепицы: пара планировала восстановить свой дом в другом месте.

Они выглядели совершенно спокойно и казались вполне умиротворенными. «Бездомным выделили другую землю для строительства новых домов», – сказал мне Марчелло. Этот участок находился на возвышенности за городом. Чтобы справиться с катастрофой, был сформирован специальный комитет. В него входили: дилер «Фольксваген», бизнесмен с несколькими магазинами и местный фермер, имеющий кое-какую политическую значимость. Еще в комитете был епископ-ирландец, три окружных советника и два доктора.

«У нас есть национальная организация «Анкар» в составе трех человек, которая отвечает за развитие сельских районов. Я должен признать, что они действительно действовали очень энергично, и губернатор штата тоже много сделал».

Теперь у реки было очень приятно, вода текла далеко внизу. На противоположном берегу женщины шлепали своим бельем по голым камням, а затем расстилали его сохнуть на песке, создавая большое и красочное лоскутное одеяло. Вверх по течению рыбачил человек. Хорошее место для жизни, в непосредственной близости от воды. Можно было бросить сеть и просто следить за ней. Удобно для приготовления еды или стирки. Если бы только найти способ защитить траву и кустарники, чтобы берег был устойчивым к наводнениям. Почему бы нет?

«Невежество, возможно, или апатия. Всякий раз, когда они пытались сделать что-то лучше для себя, это всегда отнималось у них если не стихией, то помещиками или властями с солдатами. Это длилось много поколений, так что у них отпало всякое желание совершенствоваться. Они выносливы и не жалуются, но пользуются только тем, что приходит само».