Jupiter’s travels

Кто-то мог подумать, что постоянно путешествуя, и зная, что любые раздражения, которые встречаются по пути, скоро останутся позади, я не обращал внимания на эти мелкие неудобства. Не совсем так. По крайней мере, не для меня. Они могли претерпеваться, но не быть проигнорированными. 

Что касается антикоагулянтной идеи, для меня она тоже не сработала.  Это буддисты, в конечном итоге, заставили меня осознать, что, если постоянно ищешь больное место, что-нибудь обязательно заболит. Когда я позволял насекомому пить мою кровь, то постоянно думал о проводимом эксперименте, и, как следствие, мне всегда было больно. Поэтому я махнул рукой и пришёл к некоему динамическому равновесию с комарами, используя противомоскитную сетку.

Но не с Абанкайскими мухами.  Для меня они были эквивалентами пираний, и я почти мог видеть, как их зубастые челюсти рвутся ко мне. Я надел сетку как можно быстрее и молился, чтобы она была достаточно плотной, чтобы не пускать их. Мне посчастливилось не разделить общий ужас от слизистых, членистоногих и ползующих тварей. Змеи, пауки, жуки и черви не беспокоили меня, и часто я даже интересовался ими, но эти молчаливые пожиратели моей плоти наполняли меня отвращением. Я поклялся никогда больше не останавливаться там, где водился хоть один из этих крошечных монстров.

Бруно сказал, что в Парагвае были похожие чёрные мухи, и смирился, в то время как Антуан не показал вообще никакой видимой реакции. В сумерках, двое мужчин в шарфах, ковбойских шляпах и широких кожаных чапсах или pasa montes, проезжали мимо в направлении хижины. В тот момент я вспомнил, что оставил там свои перчатки, и позвал всадников, сказав, что приду утром, чтобы забрать свои вещи. В подсознании мелькнула мысль, что перчатки вряд ли исчезнут, если будет известно, что я возвращаюсь за ними. На следующее утро я понял, что ошибался.

Когда я явился спозаранку, то уже не смог найти свою милую улыбчивую знакомую. Там была странная пара.

«Да, – сказал мужчина, – твои перчатки забрал Луис, чтобы отдать тебе. Но теперь он ушёл в горы, охотиться на кошениль, и его невозможно найти.  Но сегодня или завтра утром, сеньор, не бойтесь, он привезет их вам».

Последовавший долгий разговор состоял лишь в том, чтобы выразить моё разочарование. Это было явно бесплодным с самого начала. В конечном итоге, мясо обошлось мне дороже, потому что прошло много времени, прежде чем я смог найти другую пару подходящих перчаток. Я утешал себя осознанием того, что этот опыт был бесценным, параллельно и без разбора проклиная себя и всех индейцев.

Мы начали подъем в горы. Фургон не стал бодрее, чем днем ранее. Он никогда не шёл выше первой передачи. Как только появилось солнце, тут же наступил перегрев, и парни поехали с открытым капотом. Поскольку Бруно не мог видеть, куда он идет, Антуану пришлось встать и высунуться из открытой двери, командуя Бруно. Таким необычным образом они подкрались ко мне на гору, где я сидел на камне у реки, наблюдая и размышляя. Я провел много времени тогда, и потом, думал о мяснике. Через много дней я узнал, что по закону производителям запрещено продавать мясо в частном порядке. Кроме того, каждая вторая неделя была объявлена «постной» в пользу экспорта. Я подумал, что это объясняет некоторые из вещей, но далеко не всё. Возможно, думал я, что у них был иммунитет к кровососущим мухам.

Гора стала круче, и с дороги открывались головокружительные панорамы. Виды в этих великих долинах нигде не имеют себе равных. Я извлек выгоду из темпа улитки Бруно, чтобы посидеть спокойно и понаблюдать отдаленные пики и террасы, а затем все мелкие детали вокруг себя. Иногда маленькие пастухи смущенно смотрели на меня из-за деревьев, чтобы исчезнуть с хихиканьем и снова выскочить через несколько секунд в совершенно другом месте, демонстрируя необыкновенную ловкость.

Когда мы поднялись в ещё более разряженный воздух, фургон потерял ещё больше мощности, пока, наконец, он не встал и не смог больше тронуться дальше. До сих пор мы чувствовали, что были уже рядом с вершиной, за которой на сотню миль пойдет спуск по ровной дороге. Мы должны были как-то добраться до этого перевала.