Jupiter’s travels

Восемьдесят пять миль до Мерса-Матрух. Ничего. Я готов был ездить всю ночь, доехать до Каира, если нужно.

В десяти милях от Матруха я увидел стоящие поперек дороги раскрашенные топливные бочки, на одной из них стояла зажженная керосинка. Из дверей хижины лился свет. Я замедлился, и ко мне подошёл военный. Левую руку он положил на запястье правой, открытой ладонью вверх. Этот жест означал «Документы!».

Я остановился, открыл ящик и вытащил паспорт. Тем временем из хижины вышел пожилой мужчина в пижаме и феске.

«Подождите, пожалуйста. Всего десять минут», – сказал он.

Я услышал, как затрещала ручная телефонная станция, и закурил сигарету. Спустя какое-то время вышел третий человек и уселся в чёрную машину, припаркованную за барьером. Пока он заводил мотор и трогался, ко мне заспешил мужчина в пижаме.

«Пожалуйста, езжайте за этой машиной, – поторопил он меня. – Если вы поторопитесь, они помогут вам с таможней в Матрухе, а то она закроется».

Легкое чувство паники заставило меня рвануть за машиной. Она ехала быстрее 70 миль в час, и поспевать за ней было непросто. И тут, во второй раз за этот день, передо мной разверзлась пропасть. Правой рукой я дотянулся до кофра – крышки не было. Собираясь положить обратно паспорт, я не закрыл её. Я тут же остановился – бумажника не было. Глянул на одометр. Это могло произойти где угодно в последние шесть миль.