Jupiter’s travels

«Суданский синьор куэйс?»

Я всё ещё думал о вопросе, когда почувствовал, как палец коснулся моего бедра, и вопрос повторился, с некой срочностью:

«Вы, суданский синьор?»

Я не мог придумать, как сказать ему, что никогда не видел Суданского синьора.

«Си», – сказал я, подняв голову на голос и пытаясь понять, что происходит. Всходила луна. Одежда торговца поблескивала, тюрбан был распущен, спадая платком на плечи.

Лица было совершенно не видно, только ровные белые зубы сверкали, когда бестелесный голос говорил. Что голос собирался предложить дальше? Легкое волнение прокатилось по моему телу: в тот момент я знал, что не могу быть уверен в своем ответе. Странное чувство опустошения, казалось, истощало все моё подготовленное бытие. Я не знал, был ли я молодым или старым, мудрым или глупым, сильным или слабым, и, возможно, я даже не знал, был ли я мужчиной или женщиной. Но я знал, что прикосновение к бедру выпустило поток сексуальной энергии, и эта невидимая фигура рядом со мной стала таинственно могущественной.

«Судан Синьор куэйс?»

А, вот оно что. Голос звучал тихо, но с резким оттенком допроса.

«Вы, суданский синьор?»

На этот раз он совершенно отчетливо через джинсовую ткань постучал пальцем по моему члену.

Тед Саймон был шокирован. Он хотел демонстративно сделать что-то. Ничего подобного не случалось с ним в его сознательной жизни. Однако, я был уже не совсем Тедом.

«Не будь таким болваном, – сказал я самому себе. – Как часто ты задумывался в тайне, был захвачен где-то глубоко внутри пристрастиями, подавленными желаниями или слабостями? Как насчет того, другого араба на шоссе? А как насчет твоих проблем с сильным мужским началом? Это момент, когда у тебя есть абсолютная свобода выбора. Мораль унесло в пустыню, ты ни перед кем не отчитываешься. Это привилегия, которую ты никогда не позволял себе раньше. Итак, хочешь ли ты сексуальных приключений с этим человеком»?

-Суданский синьор, куэйс? – повторил голос, и палец снова постучал.

-Си, – сказал я, но только для того, чтобы избежать обид, и отодвинулся из зоны действия вопрошающего пальца.

«Это не для меня», – сказал я по-английски, выбирая тона, чтобы донести смысл. Мне показалось, что я действительно не хотел. Этот важный вопрос был наконец-то закрыт.

Неловкости не было, не было перемены даже в настроении. Эпизод казался вполне исчерпанным. Всё произошло таким образом, также легко, как могло пойти и другим. Я сел спиной к столбу и выкурил ещё одну сигарету, погруженный в эту тайну.

Автобус приехал в полночь. Вначале яркий свет и звук появились далеко впереди. Автобус приближался через пустыню, окруженный этим звуком и свечением, мне казалось, вот-вот должен наступить конец света или высадка марсиан. При всей длинной прелюдии его прибытие на площадь было весьма внезапным. Он остановился возле нас, и из его яркого «внутри» на площадь высыпала толпа людей. Похоже, что среди них были только мужчины, и у каждого из них был за спиной меч. Они носили безрукавки поверх рубашек и халатов и без лишних слов падали на землю вокруг автобуса, прижимая к себе мечи и засыпали. Увидев, что среди них был и водитель, я сделал то же самое.

В четыре часа утра нас всех разбудили. Было ещё темно, а теперь стало ещё и холодно. Я не предполагал провести ночь в пустыне в одной тонкой рубашке. Мы с торговцем сидели бок о бок, физический контакт теперь казался мне довольно странным.