Jupiter’s travels

В полдень он был готов, и мы отправились в путь. С самого начала это была рискованная затея. Водитель лесника, слишком впечатленный размером моего «Триумфа», установил темп езды, который был, в целом, слишком быстрым. Мне удавалось держать его на виду на протяжении нескольких миль, но затем я сильно отстал, не в силах перелетать через ямы и участки рыхлого песка, как делал это внедорожник. Когда я попытался догнать его снова, то довольно быстро попал в ту же ловушку пересекающихся колей, что и в первый день. На этот раз мой «Ой» был намного громче. Мотоцикл рухнул, но гораздо тяжелее, оторвав один из кофров от креплений и разбив фару. Я сильно ударился плечом. Тем не менее, все важные вещи и мои кости были в порядке. Канистра была цела, мотор работал. Моё плечо не отвалилось. Я нашёл какой-то провод и привязал кофр к тому месту, где болты вырвали стекловолокно. Отдышавшись, я решил, что поеду дальше, но больше никогда не буду следовать в чьем-либо темпе. Два таких падения должны были преподать мне урок. Я почти приготовился уже ехать снова, когда «Лэнд-Ровер» вернулся. Видимо, соскучились по мне, в конце концов. Я объяснил, что мне гораздо лучше ехать в одиночку, но, если я получу связное описание маршрута. Тогда мой мотоцикл попытались загрузить в машину, однако, я снова отказался. Наконец, приложив все усилия, чтобы нарисовать схему того, что мне следовало найти в пустыне, мои спутники удалились, пожелав мне удачи. Это стало началом самого тяжелого, но и самого важного урока во всем моём путешествии.

ВЗЛЕТЫ И ПАДЕНИЯ

Я попытался отследить, сколько раз я упал. Вчера три раза. Сегодня дважды: сперва сильно, где я вывихнул левую руку, затем ещё один легкий завал. Рука была в порядке, но ослабела.

Моя большая проблема заключалась в поддержании концентрации. Я должен был смотреть под колеса всё время, лишь мельком оглядывая окрестности вокруг. Солнце светило очень ярко, но, кто-то, ещё в Лондоне дал мне горнолыжные очки Polaroid, и это отлично подошло для пустыни. В них у меня иногда возникало ощущение, что я путешествую под водой. Стекла давали ту прохладную ясность, словно в бассейне.

Жара меня не беспокоила даже в куртке с овчинной подкладкой и в сапогах. Это выглядело странно, но я не чувствовал перегрева. Конечно, по суданским меркам было не жарко, в тени можно было выжить. А я ехал не в тени. Моя одежда сохраняла влагу и препятствовала перегреву от сухого и горячего воздуха.

Гоз Регев – то место, где можно было переночевать. Но я находился всё ещё в ста милях, а это пять часов езды с моей скоростью. В тот день я туда никак не попадал.

Что-то зашевелилось на горизонте, что-то живое. Я остановился. Вдали виднелся скот, пересекающий пустыню, казалось, животные плыли по серебряному озеру. Мираж -фантастическое зрелище.

Сегодня четверг тринадцатого ноября.

Пятая неделя в пути.

Сколько это дней фактической езды?

Я насчитал 21 день.

Как далеко ушёл мой путь?

Одометр показывал 5137 миль. Минус 867 уже было, когда я выехал, остается 4170 миль. В среднем, двести миль в день. Неплохо.