Jupiter’s travels

-Он возьмет тебя за руку и расскажет всё о тебе, как делал это уже для многих. – Мрачно промолвил Радж, возбужденный своей идеей.

-Хиромантия, – сказал я.

-Нет, нет, не хиромантия. Ты увидишь.

И несколько раз после того, как он познакомил меня со своим отцом, он спрашивал меня: «Мой отец ещё тебе сказал?»

Но нет, он ждал нужное время, тихий момент. С тех пор в их глазах, я становился важным гостем, как бы дарованным им судьбой. Отец Раджа поддерживал свою репутацию, и мне казалось, что он, вероятно, посматривал на меня время от времени, когда я не смотрел на него.

Сильно за полночь, когда поток десяти рупиевых банкнот прекратился, и танцовщицы увяли, все мы вытянулись на полу и заснули, положив кошельки под головы.

В доме невесты, в помещении фермы, в трехстах ярдах, где проводились другие торжества, всё также умолкло, и последняя песня индийской попсы отыграла под луной на огромных светящихся равнинах северной Индии. Свет в палатке погас, но занавес цветных огней, которые покрывали всю одну сторону дома невесты от самой крыши до земли, продолжал светиться, по крайней мере, до тех пор, пока я не заснул.

На следующее утро, после того как мы все сбегали на соответствующее поле, и, умывшись у колонки с водой, позавтракали, жених и невеста появились, наконец.

Их привезли в небольшой, уединенный внутренний двор – самое сердце семейного дома невесты. Там молодожены расположились на подушках с пандитом невесты между ними и пандитом жениха по другую сторону невесты. Все остальные, кто только сумели, забили оставшееся пространство во дворе. К моему изумлению и просветлению, главная танцовщица тоже была там со своими музыкантами.

Невеста была скрыта вуалью, цветами и блестящим свадебным сари. Жених носил бумажную шляпу, из которой прорастал необыкновенный массив предметов всякой мишуры. Для моего западного взгляда, он выглядел как что-то между рождественской елкой и старомодным голливудским марсианином. Его лицо также не было видно из-за всего этого маскарада, свисающего с его шляпы.

У пандита невесты были какие-то листы бумаги, вырванные из тетради и покрытый священными текстами, которые он сурово бормотал, часто останавливаясь что бы расшифровать непонятное слово или обратиться за советом к другому эксперту. Между тем танцовщица и музыканты пели и играли такие же сексуальные сцены, как и ночью прежде.  Люди болтали громко друг с другом, пытаясь быть услышанными. Жениху также приходилось выполнять различные движения в определенные моменты церемонии, например, черпать из кувшина сложенным листочком молоко, и поливать им тлеющую лепешку коровьего дерьма. Он должен был делать это со всей этой мишурой, висящей перед его лицом, казалось маловероятым, что он мог что-то видеть. Я думал, что его испытание было ужасным. Наполовину голодный, наполовину слепой, путающийся в безразмерной одежде, оглушенный жутким гулом он повиновался этим символическим действиям. Я задавался вопросом, оставалась ли в нём хоть какая-то доля спокойствия, чтобы осознавать смысл происходящего. Это выглядело как церемония, придуманная женами в отместку за всю помпезность и напыщенность, на которые только был способен индийский муж.

Через полчаса ещё не было видно конца, и я ненадолго вышел на улицу. Всё было мирно. Я ясно заметил, как все искусственные сооружения: дома с глинобитными стенами и сараи для коров, зернохранилища, резервуары, ирригационные каналы и сеновалы были едины с землей и деревьями. Кто-то сказал бы, что бедная и отсталая гармония лучше всего ценится на расстоянии, но, безусловно, должен был быть какой-то средний путь …

Моя встреча с судьбой приближалась. Отец Раджа готовился ехать в свой офис в Патне.

«Пойдем, – сказал он, – присядем в машину».

Мы сели, повернувшись друг к другу, и он сказал: «Дай мне руку».

Я протянул, и он схватил её, как бы в рукопожатии, но несколько более длительном. Затем, отпуская мою ладонь, он быстро потянул мой большой палец назад и пробормотал: «Ага! У тебя очень решительная душа. Это также отражено в твоих мыслях. Ты Юпитер …»

«Почему нет? – подумал я. – Мне нравится, как это звучит».