Jupiter’s travels

ПРОБЛЕМЫ С МАРСОМ

Официально путешествие началась в 6 часов вечера, в субботу шестого октября 1973 года. Объявление должно было появиться на следующее утро в «Сандэй таймс». Я только что вышел из редакции с последней охапкой кинопленок и других причиндалов.

Тед Саймон вчера покинул Англию на первом этапе своего 50 000-мильного путешествия на мотоцикле вокруг Света …

Мне действительно нужно было ехать.

Это был далеко не благоприятный день для начала пути. К моему незнанию  наступил еврейский праздник «Йом Кипур»2. Что ещё более важнее, это был день, выбранный египетским верховным командованием чтобы начать нападение на Израиль. Вскоре после полудня радио стало сообщать о массовых нападениях на израильские позиции в Синае. И к концу дня свесь Ближний Восток снова вспыхнул войной, войной «Йом-Киппур».

Война проходила прямо по маршруту, который я планировал и готовил полгода. Я думал, что они сделали это нарочно. Возможно, кому-то знакомо то чувство, когда решил сделать что-то действительно невероятное в жизни, это забирает все ресурсы до конца.

Вселенная решила испытать меня.  Забастовки, убийства, революции, засухи, крах западного мира, все те вещи, о которых обычно пишут банально в газетах, начали выглядеть так, как если бы они стали частью моей личной судьбы.

Конечно, у меня уже было достаточно проблем с эфиопами и их мусульманскими партизанами; заводом Триумф, начавшим забастовку; ливийцами, устроившими мне «джихад» прямо в своем визовом отделе миграционной службы. Но полномасштабные танковые сражения, по-моему, всегда были где-то далеко и не по-настоящему.

Маршрут моих первых семи тысяч миль до Найроби я знал на столько, что он вспыхивал у меня в уме одним нажатием невидимой кнопки, подобно этим картам в парижском метро с их линиями маленьких цветных лампочек. Я знал, что полон решимости пройти этот путь по тысяче соображений: климатических, финансовых, географических и эмоциональных. Война или нет войны, мне пришлось бы сделать это. Я испытывал настоящий трепет приключений. Единственным утешением для моего чувства самосохранения, которое только нашлось, было то, что судьба, очевидно, выбрала меня для чего-то особенного. Если предзнаменования и были темными, то они были, по крайней мере, явными. Было жутко. Я в одно и то же время был благословленным и проклятым.

Я стоял один в сточной канаве с моим навьюченным «Триумфом» в чёрной дождливой ночи, перебирая свой шмурдяк и задаваться вопросом, как его впихнуть назад. На мне было слишком много одежды, для которой до сих пор не нашлось места на мотоцикле, в частности, для старой летной куртки или для водонепроницаемого анорака. Анорак был слишком плотным. Чтобы одеть его вообще, я сначала должен был запихать куртку внутрь, а затем попытаться натянуть всё в сборе через голову. Это обычно занимало несколько минут и выглядело очень забавно у обочины, но я был сентиментально привязан к куртке и не хотел тратить деньги на новый анорак. Микроклиматический эффект внутри был превосходным для неподвижной езды под холодным дождем, но любое движение было крайне неудобным и роботоподобным, кроме того, производило слишком много тепла.


2 Йом-Киппур – Судный день; день Всепрощения в иудаизме самый важный из праздников, день поста, покаяния и отпущения грехов.