Jupiter’s travels

В тростниковой хижине кузнец весь день ковал наконечники копий из автомобильных рессор, чтобы потом продать их туристам из Найроби. Я – единственный белый человек здесь, и из меня сделали туриста. Ко мне подходили девушки с протянутыми руками, чтобы впарить мне какую-нибудь безделушку или просто попросить денег. За несколько шиллингов я мог раздеть любую из них, несмотря на всё, что она носит. Кто же такие эти туркана?

«Туркана очень коварен, тщеславен и бестолков».

     Г. Джонстон23, 1902   

 «Туркана – не только легкомысленный и лютый скотопас, но и самый эффективный лжец».

   Э. Д. Эмли24, 1927

 «Жестокий и дикий, как страна, в которой он живёт, таким он и останется, по моему мнению, до конца времен».

  Ф. Х. Гулливер25, 1963

Шестидесятые, с их сильными засухами и холерой подошли к концу через несколько лет после того, как были написаны последние слова. До тех пор туркана жили свободно от помощи и вмешательства. У них не было ни школ, ни клиник, ни администрации. Только редкие карательные экспедиции для контроля племенных войн. Но голод и болезни убедили правительство открыть Северную пограничную провинцию для миссионеров и хелперов.

Сегодня здесь «летающие врачи» из Найроби, миссионерские клиники и школы. Жестяные крыши, сувениры и застенчивое, притворное величие народа с протянутой рукой. Танцы, смех, попрошайничество и ложь, в общем, казалось, что жизнь текла здесь, как и прежде, за исключением лишь того, что теперь аборигенам стало больше, о чём просить. Туркана не просто умирал – теперь вокруг него суетились белые люди в халатах. Совсем не так, как было в старые времена при окружном комиссаре Уайтхаусе.

А туркана до сих пор думали, что ничего не изменилось. Они на самом деле верили, что являются центром вселенной. Старик Мази, старый вождь племени, сказал: «Одним метким броском копья с двадцати футов мы можем убить льва, слона или жирафа. Туркана никогда не изменит своим обычаям. Если любое другое племя попытается захватить нас, мы победим их».

Свирепые и дикие до конца времен? Но Мази, ради всего святого, ты носишь вельветовые брюки и полосатую рубашку. Старик, разве ты не видишь, тебя купили и продали за пригоршню лекарств и пачку бумаги в клеточку. Ваши дети больше не смогут убить льва и с двадцати дюймов с двадцатью копьями. За этим вам нужны были школы?

За тем, что дети теперь могут получить хорошую работу в городе и посылать деньги своим родителям. Они никогда не забудут свое племя –ну, разве только, худшие из них.

Да, будет ещё много таких «худших» в трущобах Найроби, где другие племена уже давно выиграли войну за хорошие рабочие места.

В районной больнице, у постели больного ирландский доктор Джерри Бирн поднял на меня глаза, и я диагностировал изумление поверх его херувимского выражения лица. Шесть месяцев назад он написал в «Сандэй таймс»: «Дорогой мистер Саймон, если во время путешествия по миру вы будете проезжать рядом с Лодваром…», во что он и сам не верил ни секунды.


23 Сэр Генри (Гарри) Гамильтон Джонстон (1858 — 1927) — английский исследователь Африки и колониальный администратор.

24 Эрнст Эмли – (1899-1964) некий английский колонизатор Африки

25 Филипп Хью Гулливер (1921 – 2018) канадский антрополог, заслуженный почетный профессор Йоркского университета , а также научный сотрудник Королевского общества Канады .