Jupiter’s travels

Отличная работа, фотографии были у меня на руках. Я показал, что туркана действительно тщеславны, коварны и лживы. И я продемонстрировал, что один турист, пара коз и несколько галлонов кукурузного пива смогли хорошенько пошатнуть структуру племенного общества, нерушимого с первобытных времен. Всё, теперь можете прилетать сюда на своих семьсот сорок седьмых из Франкфурта или Чикаго и добивать их.

А мне больше нечего тут делать, кроме как собрать свои сувениры и лететь обратно в Найроби.

Интересно, было бы всё также, если бы я приехал в Лодвар на своем мотоцикле? Нет, я уверен, что не было бы. Перелеты, как я уже понял, могут быть очень и очень опасными. И я уже слышу, как пуристы издеваются надо мной. Мотоциклы, скажут они, так же отчуждают, как и самолеты, те же самые технологии, просто используются по-другому. Но они не понимают того эффекта, о котором я говорю.

Долгое, тяжелое, одиночное путешествие вызывает у людей уважение совсем другого рода, и я с сегодняшнего дня и впредь намерен придерживаться этого принципа.

Но тогда я бы никогда не получил эти фотографии. О боже, я запутался, и бесполезно спрашивать епископа …

Я хотел добраться до Момбасы и выпить пива. Я не просто хотел этого, а ждал. Жизнь в Найроби сделала меня мягким. Вместо пива я проколол колесо. Это как раз то, что мне тот час было нужно!

«Слюнявый неудачник, – закричал я. А почему нет? Пустое шоссе, никого вокруг. – Разве всё не просто чертовски идеально!?»

«Да». – сказал бог, но я его не слышал.

Я проорался во весь голос, слова застряли где-то в зарослях травы на обочине дороги. Настало время сделать что-то полезное.

Меня бесило, что я только что провис две недели в Найроби, чтобы обслужить и отремонтировать «Триумф».  Вымыть и смазать его, надеть новые клевые кожаные сумки на бак, а главное, заменить шины и камеры на новые. И вот после всего этого я проехал каких-то 150 миль по дороге в Момбасу и уже встрял с проколом и кучей ожидающей меня грязной и неинтересной работы. Кроме того, стоял полдень, в двух градусах к югу от экватора, почти на уровне моря в самое жаркое время года, а на мне была меховая летная куртка.