Jupiter’s travels

Мне было жарко в полном смысле этого слова, а в авиаторской куртке было удобно, только пока я ехал. Её жесткость спасала меня от усталости, которая возникала от постоянной борьбы с потоками воздуха. И проблема была даже не в том, что некуда было её пристроить.  Да, странно носить овечью шкуру в тропиках, но я наслаждался эффектом термоса. Когда поток воздуха прекращался, у меня оставалось около тридцати секунд, прежде чем из ушей начинал идти пар. Сейчас эти тридцать секунд давно истекли.

Без резких движений я докатился на ободах до обочины, пнул подножку, спешился и сбросил куртку на землю. Затем перчатки. После шлем. Теперь можно было браться за инструмент.

«Никакой идиот не станет этим заниматься под полуденным солнцем», – подумал я. В Найроби меня предупреждали, что до Момбасы дорога отличная, четыре или пять часов на машине, говорили они, но асфальт раскаляется так, что плавятся шины… И ещё, я доверил починить свой мотоцикл местным механикам, а те защемили новую камеру на заднем колесе монтажкой, наделав в ней так много дыр, что пришлось клеить и ставить старую камеру. Теперь заплатки отклеились от жары. Вот так, я думал, всё и было, и это грело меня, потому что можно было обвинить кого-то ещё.

«Тупые», – сказал я. Но тупнем был я, потому что поленился сделать всё сам и выехать пораньше утром, пока дорога была прохладнее.

С моим опытом проколы перестали быть катастрофой, обычно это решалось за час энергичной работы. Но сначала нужно было снять все тяжелые вещи с мотоцикла, чтобы поднять его на «централку».  На мягкой поверхности мне нужно было найти что-то твердое, чтобы положить под подножку. Я доставал инструменты, мыло, воду, чашку и тряпку. Затем нужно было открутить ещё пару маленьких гаек и снять правый глушитель. После этого ось с упорами для натяжителя цепи можно было вынимать, всё завернуть в тряпку подальше от песка и пыли. Так я пытался думать «по мануалу».

Но, на всякий случай, у меня был ещё запасной план, который я обнаружил. На боковой подножке я переваливал мотоцикл влево под диким углом, поднимая заднее колесо так, чтобы можно было вытащить его из-под брызговика. Без этого маневра или чего-то подобного одному человеку снять заднее колесо было невозможно. Я прозвал свой прием «быстросъемным колесом», и это было, конечно, проще, чем действовать по мануалу, хотя мой экспресс-метод ещё не был доведен до совершенства.

С уже снятым колесом, я вдруг в последнюю секунду вспомнил про трос спидометра, который нужно было отсоединить. Затем ослабить бедлоки – два болта, которые крепили шину к ободу и многих озадачивали вопросом, почему у меня было три ниппеля на одном колесе вместо одного. Гайки могли туго откручиваться из-за грязи, которая собиралась на них, но у меня на этот счет было припасено два кусочка пластиковой трубки заполненных смазкой и закрепленных поверх болтов, так что, после ослабления гайки можно было быстро открутить пальцами. Это экономило около десяти минут.

Новую шину снять оказалось труднее, особенно с моими довольно короткими монтажками, однако очень помогала мыльная вода. К сожалению, когда я вытащил камеру, флиппер порвался. Он защищал камеру от внутренней части обода, через которую проходили все спицы, и, очевидно, без флиппера станет хуже. А запасного у меня не было – ещё один повод впасть в отчаяние.

Старые заплатки оказались целыми. Но на внутренней части камеры были два новых прокола – крошечные прорези, возле которых я заметил линии надрывов и места, где резина пошла волдырями.