Jupiter’s travels

«Вот дерьмо! – сказал я, – merde puissance treize». В те дни я много ругался, по-глупому, но с чувством. Очевидно, старая камера больше не годилась, и мне пришлось ремонтировать проколотую новую. Под пеклом, пока мухи освежались в моём поту, я возился со слипшимися заплатками.

Лучший трюк в моём репертуаре был представлен компанией Шредер из Бирмингема. Они сделали штуцер с длинным шлангом, который я мог вкрутить в двигатель вместо свечи зажигания. Пока, по крайней мере, работало ещё два цилиндра, можно было запустить двигатель на одном, а другой поршень накачивал бы шину.

Под хорошим давлением, с мылом шина села на обод. Я повторил всю процедуру снятия колеса, но уже в обратном порядке. Двадцать минут спустя все мои вещи снова были на мотоцикле, и я мыл руки в остатках мыльной воды, когда увидел, что шина наполовину спустила.

Жизнь попыталась покинуть меня в тот момент. Я даже не мог найти сил, чтобы выругаться. Я сел на разложенную куртку, достал закурить и попытался перевести мысли на что-то другое. И здесь неплохо, подумал я, если тебе нечем заняться. Жарче, чем в Найроби, конечно. Но не слишком жарко. Вовсе нет. Приятная сушь.

Я смотрел на растительность вдоль дороги, пытаясь распознать или зафиксировать что-то в своей памяти, но ничто не цепляло глаз. Повсюду росли разные полевые цветы, такие же как любые другие полевые цветы, и невысокие деревья, и кусты, которые выглядели так же, как и все остальные. Меня раздражала неспособность ясно различать растения и запоминать их. Это был большой недостаток. Прежде всего, подумал я, исследователь должен отмечать простые вещи, поскольку именно их он видит большую часть времени. Вокруг росло немного бамбука, и я был рад найти хотя бы одну вещь, знакомую мне, не важно, что их было более двухсот разных видов.

Помимо невысокой растительности, там, где земля когда-то была расчищена под дорогу, вокруг росли лиственные, средней высоты деревья, одинаково неизвестные мне. Я подошёл к ним, чтобы сходить по ветру, думая, может ли какая-нибудь ужасная тварь напасть на меня из этих зарослей. Скорее всего, нет, рассудил я, поскольку по пути сквозь деревья мелькали маленькие хижины. Более того, примерно в миле назад я проехал мимо заправочной станции на перекрестке с указателем. Что там было написано? Я посмотрел на карту. Это должен был быть поворот на Кибвези.

Когда я вдруг увидел, что  ко мне приближается святой Пий, то конечно, впал в замешательство, не зная его истинного предназначения. Это был толстячок, в лучшем смысле слова, не большой и не тучный, не дряблый и не жирный, а в расцвете своей мясистой полноты, по которой каннибал бы пустил слюну. Его чёрная тушка была аппетитно завернута в веселую цветастую рубаху. Он восседал верхом на своей маленькой Ямахе в гармонии с миром и с чувством меры собственной значимости в нём. Я помахал ему, и он остановился рядом.

– Не могли бы вы помочь мне? Я сомневаюсь…- начал было я.

– Конечно, – сказал он, – совершенно определенно, я вижу, у вас проблемы, не так ли? Попали в неприятность?

– Ну, колесо спустило… – и я продолжил объяснять.

– Я познакомлю вас с мистером Полом Кивиу, – восторженно выпалил он. – Это определенно тот, кто вам нужен. Он управляет заправкой BP, что на развилке в Кибвезе, и мы с ним дружим.