Jupiter’s travels

«Кто этот Томас Н’Куму? Я не знаю этого человека. Он же не премьер-министр, правильно? Приоритетное значение должно уделяться его месту жительства. Сначала мы должны знать, откуда этот Н’Куму, а затем мы можем посмотреть почту».

Его терпение было исчерпано.

«Это единственно верный способ решения таких вопросов!» – пренебрежительно крикнул он в маленькую чёрную трубку, и с гневом бога в судный день вытащил штепсель из коммутатора.

Я столкнулся с этим тираном, перечисляя в безупречном порядке номер, коммутатор и имя абонента, и у него не было выбора, кроме как делать свою работу. Сила его манипулирования заключалась в контроле над машиной, с помощью которой управлял миром. С удивительной эффективностью я был связан с Найроби, и моя миссия на сегодня завершилась. Далее они там уже сделают всё возможное, чтобы найти камеры и отправить их мне, о чём проинформируют телеграммой на следующий день, а я пока поселился в отеле Curry Pot.

Пий отвел меня обратно на станцию BP, чтобы я взял свою красную косметичку с набором для бритья и чистыми носками. Большинство местных в Кибвези ходили босиком или в сандалиях, но, во-первых, у меня не было никаких сандалий, а во-вторых, я где-то читал о паразитах, которые внедрялись в подошвы и заживали под кожей ступней, поэтому я носил обувь и носки. Сандалии были бы лучше для моих томящихся ног, да и для всех вокруг, мало того, они сберегли бы мои носки. Но всё это было слишком далеко в моём списке необходимого. У меня был длинный список обязанностей, которые я собирался выполнить, когда будет время. Задачи были разные, они включали в себя: написание заметок, писем и статей, работу с мотоциклом и модификацию различных его систем, всё это оставляло обувь на потом. Однажды ко мне попала было пара сандалий, но я не смог их носить долго, потому как они тут же натерли мне между пальцами, и они снова опустились по списку вниз. Я уделял лишь часть своего времени вещам, которые мне не хотелось делать, поскольку я обнаружил, что список того, что сделать необходимо, бесконечен и в противном случае я лишился бы всех радостей жизни. Если в какой-то момент я действительно хотел что-то сделать из списка, конечно, я делал это независимо от приоритета, но сандалии никогда не попадали в эту категорию из-за болезненного воспоминания о мозолях на ногах. По большому счету, я сам так устроил свою жизнь. Я не писал списков, всё было в моей голове, откуда спускалось вниз по позвоночнику, где иногда вызывало зуд в мягком месте.

На заправке у Пола гостил ещё один друг, большой мускулистый мужчина с безмятежным лицом по имени Самсон. Он был полицейским, но не на службе, так что мы сидели и бездельничали, пока Пол не посчитал, что уже достаточно наработался за день, и мы вместе поехали в город.

Мы пошли в бар, который находился через пару дверей от почтового отделения. Было уже темно, внутри потрескивали керосиновые лампы. Мне очень понравился этот свет, я предпочитал его лампочкам и ужасным люминесцентным светильникам, которые, вероятно, уже были установлены. Комната была квадратной, со стойкой вдоль стены и примерно полудюжиной столов, расставленных на ровном деревянном полу. Двери и окна оставались открытыми, как и везде. Внутри уже сидело несколько групп мужчин, мы заняли пустой стол и сделали заказ. Пиво подавали барменши, их было трое, поэтому они не особо торопились. Девушкам нравилось здесь работать. Любая из них могла уйти с мужчиной, который ей внешне понравился, просто получить удовольствие, а если мужчина почувствовал прилив щедрости, то можно было получить ещё несколько шиллингов.