Jupiter’s travels

– Какие такие страховки ты продаешь? – спросил я Пия, невольно поддерживая начатый им диалог.

-Люди обращаются ко мне за защитой их жизни и имущества, – гордо ответил он.

Я поинтересовался, какого рода несчастные случаи бывали здесь самыми частыми.

«Укус змеи – это обычное дело. Но моя политика не распространяется на змей», – добавил Пий, как будто бы это было в его пользу.

Самсон явно заволновался, узнав об этом. Он заерзал и сказал удивленным тоном: «Как так? Ты продаешь страховку от несчастных случаев, но она не покрывает укусы змей?»

Я уже ничему не удивлялся.

«Укус змеи – это не случайность, – сказал Пий. – Как вы можете так думать? Змея не кусается случайно. Она хочет укусить».

И, к нашему общему изумлению, он перешел к своему триумфальному заключению.

«Где фактором является действие живого существа, это не случайность. Такова политика моей компании».

Мы все подумали, что это возмутительно.

– А как насчет человека, на которого упала свинья и тот умер? – воскликнул я.  – В Неаполе был случай, когда свинью держали на балконе, она росла, росла, и в итоге балкон рухнул. Свинья упала на пешехода и убила его. Это был несчастный случай?

– Это было вызвано тем, что люди выращивают свиней на балконах. – Самодовольно сказал Пий. – Определенно это не было случайным. Это всё равно, была ли это свинья или лев, или змея, или что ещё.

– Ну, – сказал Пол, – пока свинья долетит до человека, она может умереть от сердечного приступа, не так ли? Так что быть убитым мертвой свиньей – это несчастный случай.

– Тогда, нужно следствие по свинье, и свидетельство, показывающее время смерти,-  мрачно подметил Самсон из тени.

– Я не страхую от падений свиней или укусов змей в регионе Кибвези, – разошелся Пий. – Однозначно!

– Надеюсь, ты объяснял всё это своим клиентам? –  спросил я.

– Конечно! Им это очень нравится! – сказал он.

Наконец эта чепуха закончилась, и мы погрузились в мир кенийской ночи. Принесли ещё Тускера. Казалось, что можно запросто выпить любое количество пива. Стол уже скрылся под пустыми бутылками, а я чувствовал только приятное единение со своей компанией и частое желание орошать древесный уголь в цементном желобе под жестяной крышей.

Им было грустно, что я уезжал. Мы быстро понравились друг другу, потому что для нашей дружбы, собственно, и не было никаких причин. Всё, чего мы хотели друг от друга – это время и уважение. Конечно, они были польщены моим вниманием, и это обязывало их быть лучше. Я, который уже зашёл так далеко в столь невообразимом путешествии, остановился и уделил свое неразделенное внимание трем людям, вся жизнь которых протекала в радиусе ста миль от Кибвези. Не время было вести себя подло или грубо. Воплощенный Дух из Великого Мира Снов явился трем Мудрецам в Кибвези, и на сорок восемь часов озарил их бытие светом истины. Человек может долго оправдывать свои идеалы. И у этих троих были свои, поэтому мы остались на равных. Они проявили подлинную учтивость, заплатив за свое пиво, и скупая слеза сошла по темной щеке, когда большой птице настала пора улетать.